О книгах и чтении»Читай со мной»Дубнова М. «В тени старой шелковицы»

Дубнова М. «В тени старой шелковицы»

Оцените материал
(1 Голосовать)

Похожая на «Боричев Ток,10», на первый взгляд, тема в другой книге с еврейской тематикой "В тени старой шелковицы". Это первая художественная книга журналистки Марии Дубновой. Я ее выудила из серии "Самое время" (в этой серии вышли среди прочих и  книги А. Чудакова "Ложится мгла на старые ступени" и номинанта литературных премий А. Дмитриева "Кресьтянин и тинейджер"). Поначалу книга мне напомнила Е. Катишонок «Жили-были старик со старухой» - также история одной семьи на протяжении сотни лет. Однако с рядом НО: описана реальная история семьи автора на основании реальных писем, воспоминаний, материалов архивов; учитывая то, что семья еврейская, большой уклон именно  в этом направлении (быт, уклад, беды, гонения и притеснения), масса родственных связей, за которыми мне сложно было уследить (все эти Сарочки, Мирочки, Голдочки...). Но как это, наверное, часто бывает в больших семьях - один нерушимый стержень, столб (или даже столп) - несгибаемая, волевая, решительная женщина, сначала мама, потом бабушка, на которую всегда можно положиться, которая всегда готова подставить плечо, принять решение, на которой держится весь дом, которая пережила море горя и выдержала ("Но чем хуже становилась жизнь, тем прямее становилась у Шейны спина и ласковей улыбка: ничего, наладится. Бывало и хуже, не надо гневить судьбу" - вот такому нам еще поучиться). И которая до конца своих дней оставалась истинной еврейской мамочкой:

"Вместе с дочерью переехала и 92-летняя Шейна:
- Оля, ты надела шарф?
- Мама! Ну сколько можно!
- Я говорю - застегнись!
- Мама! Мне семьдесят лет!
- Голда!
- Да, мамочка, я застегнулась"
Был там и  заядлый книголюб Алтер, в годы войны он отправлялся на поиски работы, а возвращался голодный. промокший, но совершенно счастливый: "Мама! Смотрите, что люди выбрасывают! Я не мог не взять! Война закончится - это же будет целое состояние! - он протягивает племяннице огромную книгу в кожаном переплете. Та берет, но книга неожиданно оказывается слишком тяжелой и вываливается из рук. - Ай, безрукая, ты же Пушкина на пол швыряешь! Это ж Пушкин! Пушкин!". Алтер искал девушку, которая бы ценила книжки и готовила как мама. Такой не было.
В книге приведены и реальные письма реального еврея Соломона, умницы, башковитого, вытягивавшего завальный бухучет на многих заводах страны, и осужденного в волну борьбы с космополитизом и западопоклонничеством, помогавшего многим своим родичам, которые потом не смогли помочь ему.
"В семье, история которой перед вами, никто не боролся с режимом. Все по мере сил и удачливости выживали, дружили, ссорились, пели, мыли полы, делили квартиры, отмечали еврейскую Пасху, ворчали друг на друга, В общем, дел было как у всех. Очень трудный быт и четкое представление о счастье. Счастье - это когда все живы, не голодны и не в тюрьме".
И ведь, по большому счету, это правда.
И все-таки в целом эта книга не оставила  у меня такого приятного и теплого чувства, как "Боричев Ток" или "Жили-были". А может, поднадоели уже семейные истории, и надо было сделать перерывчик.

Читать можно здесь: http://lib.rus.ec/b/372247/read

Прочитано 2579 раз

Поиск по книгам

Автор статей

Ирина Павловская

зав. информационно-библиографическим отделом

 

Может быть, это покажется странным, но я хочу признаться в любви. Я люблю книги, люблю нашу библиотеку, люблю родной город. И я благодарна судьбе, что моя работа дала мне возможность совместить все эти привязанности.

Я всегда с нетерпением подхожу к полке с новыми книгами: сколько неожиданного, нового и интересного таят они под своими обложками. У каждой - свой характер, свое настроение, которое передается и мне, когда вечером усаживаюсь в кресло с новой «подружкой» - книгой. Некоторые из них становятся не только подругами на несколько вечеров, но настоящими друзьями. И почему-то совсем не жалко с этими дорогими моему сердцу друзьями знакомить других читателей.

Что ж, давайте начнем знакомство!