О книгах и чтении»Читай со мной»Л. Енгибаров "Клоун с осенью в сердце"

Л. Енгибаров "Клоун с осенью в сердце"

Оцените материал
(1 Голосовать)

Леонид Енгибаров - «грустный клоун».
Это был человек из той когорты, видимо поцелованных Богом, которые ярко выспыхивают и быстро сгорают, причем дотла - он умер внезапно в 37 лет... Но столько было сделано в цирковой клоунаде, пантомиме на эстраде, в литературе, что его судьба стала легендой.
Читаю его миниатюры и понимаю, что это "боксер с душой поэта, клоуна и философа".

"Родился я в Москве. Девять лет провел на ринге. Заповедь «ударили по правой щеке, подставь левую» считаю в корне ошибочной.

Сменил множество профессий, и в двадцать два года мне оставалось только стать актером. Писать начал тогда же, поневоле. Никто из авторов не хотел со мной работать, пришлось самому стать сценаристом. Понравилось. Теперь с ужасом думаю: а вдруг явится настоящий сценарист…
Люблю: море, осень… Винсента Ван Гога. Боюсь: благополучия. Главное для меня в жизни — чувствовать ответственность за все совершающееся вокруг нас".

Миниатюры Енгибарова такие лиричные, задушевные, или печальные и грустные. Разные. Но в каждой этой крупиночке текста (есть миниатюрки из 3-4 предложений) - масса чувств, открытый и непосредственный взгляд на мир. Енгибаров переведен на армянский, чешский, французский, английский...
"Листья
На гибких ветвях человеческих жизней — узорчатые зеленые листочки. Листья Добра — их больше всего, нежные листья Любви и листья Страха — они обычно растут где-то внизу, их мало.
Листья Верности, может быть, не самые красивые, но наверняка самые необходимые…
Есть листья не похожие на другие, ни в каких гербариях не описанные, они встречаются редко, и их надо особенно беречь.
Качаются под ветром живучие гибкие ветви, но рано или поздно приходит осень, облетают пожелтевшие от времени листья, и очень важно, чтобы узор ковра, который они выстелят на земле, был светлым, звонким и чистым.
Это очень важно для будущей Весны."

Конечно же, не смогла удержаться, чтобы не посмотреть видеозаписи его реприз, ролей в кино - с удовольствием окунулась в 60-е годы прошлого века. Эти черно-белые изломы тела, смешные или трагичные...
Посмотрите. Посмейтесь. Или погрустите.

 

 


Сайт памяти Леонида Енгибарова: http://engibarov.ucoz.ru/blog/

 

Владимир Высоцкий "Енгибарову от зрителей"

 

Шут был вор: он воровал минуты –
Грустные минуты, тут и там, -
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.

 

В светлом цирке между номерами,
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
В иногда дурацком колпаке.

 

Зритель наш шутами избалован –
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: «Да разве это клоун?
Если клоун – должен быть смешной!»

 

Вот и мы… Пока мы вслух ворчали:
«Вышел на арену – так смеши!» -
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.

 

Мы опять в сомненье – век двадцатый:
Цирк у нас конечно мировой, -
Клоун, правда, слишком мрачноватый –
Не весёлый клоун, не живой.

 

Ну а он как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.

 

Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал, -
Горе наше брал он на себя.

 

Только – балагуря, тараторя –
Все грустнее становился мим:
Потому что груз чужого горя
По привычке он считал своим.

 

Тяжелы печали, ощутимы –
Шут сгибался в световом кольце, -
Делались всё горше пантомимы,
И морщины – глубже на лице.

 

Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас –
Будто обезболивал нам роды, -
А себе – защиты не припас.

 

Мы теперь без боли хохотали
Весело по нашим временам:
Ах, как нас приятно обокрали –
Взяли то, что так мешало нам!

 

Время! И разбив себе колени,
Уходил он, думая своё.
Рыжий воцарился на арене
Да и за пределами её.

 

Злое наше вынес добрый гений
За кулисы – вот нам и смешно.
Вдруг – весь рой украденных мгновений
В нём сосредоточился в одно.

 

В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь – и тишина…
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего – и сломана спина.

 

Зрители – и люди между ними –
Думали: вот пьяница упал…
Шут в своей последней пантомиме
Заигрался – и переиграл.

 

Он застыл – не где-то, не за морем –
Возле нас, как бы прилег, устав, -
Первый клоун захлебнулся горем,
Просто сил своих не рассчитав.

 

Я шагал вперед неутомимо,
Не успев склониться перед ним.
Этот трюк – уже не пантомимы
Смерть была – царица пантомим!

 

Этот вор, с коленей срезав путы,
По ночам не угонял коней.
Умер шут, – он воровал минуты –
Грустные минуты у людей.

 

Многие из нас бахвальства ради
Не давалась: проживем и так!
Шут тогда подкрадывался сзади
Тихо и бесшумно – на руках…

 

Сгинул, канул он – как ветер сдунул!
Или это шутка чудака?..
Только я колпак ему – придумал, -
Этот клоун был без колпака.

 

 

Прочитано 3014 раз

Поиск по книгам

Автор статей

Ирина Павловская

зав. информационно-библиографическим отделом

 

Может быть, это покажется странным, но я хочу признаться в любви. Я люблю книги, люблю нашу библиотеку, люблю родной город. И я благодарна судьбе, что моя работа дала мне возможность совместить все эти привязанности.

Я всегда с нетерпением подхожу к полке с новыми книгами: сколько неожиданного, нового и интересного таят они под своими обложками. У каждой - свой характер, свое настроение, которое передается и мне, когда вечером усаживаюсь в кресло с новой «подружкой» - книгой. Некоторые из них становятся не только подругами на несколько вечеров, но настоящими друзьями. И почему-то совсем не жалко с этими дорогими моему сердцу друзьями знакомить других читателей.

Что ж, давайте начнем знакомство!